Интервью с Сергеем Кумышом, переводчиком книги «Сны поездов»

4 минуты чтения

Сергей Кумыш — писатель и переводчик, работавший над книгами «Голландский дом» Энн Пэтчетт и «Край земли» Майкла Каннигема. Недавно в издательстве «Синдбад» вышел роман «Сны поездов» Дениса Джонсона в переводе Сергея. А НТ поговорил с ним о любимых писателях, особенностях работы переводчика и, конечно же, о книге Джонсона.

Сергей, скажите, пожалуйста, почему вы взялись за перевод этой книги? Чем она вас привлекла?


Впервые я прочитал «Сны поездов» года три-четыре назад и понял, что мне этого недостаточно. Что я хочу не просто когда-нибудь перечитать эту повесть разок-другой, а прочесть ее раз 150, присвоить себе, стать тем человеком, для которого этот текст не менее (окей, менее, но это как раз неизбежно) родной, свой, чем для автора. Сказать, чем именно она меня тогда привлекла, я не могу. Однако меня не покидало ощущение, что я имею дело с самым совершенным текстом на свете. Это ощущение меня так и не покинуло.

В книге довольно много специфических для Америки понятий: индейские географические названия, характерное для США смешение национальностей и культур, история постепенного освоения новых земель при помощи прокладки железной дороги. Книга, я бы сказала, в этом плане типично американская. Как вы считаете, это не помешает русскому читателю получить удовольствие от чтения?


А чем это может помешать? Далеко не каждый россиянин знает, где находится, например, Камчатка или Чукотка, или что, например, нанайцы — это не только постаревшие участники когда-то модной поп-группы, но и коренной народ Дальнего Востока. Айдахо с его индейцами и железными дорогами российскому читателю зачастую куда ближе и понятнее, не находите? В действительно непонятных местах там сноски есть. Штук пять на всю книгу, что ли.

Пейзажи штата Айдахо, США, источник: unsplash.com

А было ли сложно переводить эти топонимы и специфические сценки на русский? Были ли вообще какие-то особенные сложности при переводе?


Единственная сложность с этим переводом заключалась в том, что однажды его, как и любой другой перевод, пришлось сдавать. Мне в этой книге, в этом тексте хотелось остаться жить.

Что самое любимое в работе, что нет?


Самое любимое в работе — несколько секунд ранним утром, когда у тебя перед глазами есть цельный образ того, что предстоит сделать сегодня. Как правило, садясь за рабочий стол, ты этот образ так или иначе разрушаешь, не соответствуешь ему. Дней, когда в этом смысле все получается, на самом деле единицы.

Книги, переведенные Сергеем Кумышом

Какие авторы вам больше всего нравятся из тех, кого вы переводили? Порекомендуйте, пожалуйста, что-нибудь нашим читателям.


Я пока переводил только трех авторов: Энн Пэтчетт, Майкла Каннингема и Дениса Джонсона. Самый любимый из них для меня Каннингем. Самый значительный — Джонсон. А Пэтчетт — она как родная тетушка, к которой всегда можно завалиться, чтобы, я не знаю, собачку потискать, выпить кофе с сырниками или просто помолчать; с ней может быть не особенно интересно, с ней может быть даже не о чем разговаривать, но вам хорошо вместе, и это тот случай, когда большего и не надо.

Задавала вопросы
Мария Андрюкова
Made on
Tilda