Шекспир - автор любви. Ромео и Джульетта

5 минут чтения

О нем и его произведениях, как мне кажется, не писал только ленивый или мертвый. Полагаю, что сейчас можно взглянуть на его творчество под другим социальным углом.

Назовем феномен некоторых его пьес внедрением «архетипа любви». Архетип – вообще довольно мутное понятие, разработанное Юнгом в рамках его психологии бессознательного. Но это реально работает. В нашем случае можно определить архетип как некий конструкт в бессознательном, который определяет поведение согласно заложенному образцу в социальной (или асоциальной) среде. Можем называть его поведенческим и эмоциональным сценарием. Внедряются архетипы как в раннем детстве, так и в течение всей жизни, под влиянием родителей, социальной среды, литературы и, конечно, Театра.

«Ромео и Джульетта», 1968
Трейлер «Вестсайдской истории», 2021

Вряд ли Шекпир создавал этот архетип сознательно. Возможно, что в конце XVI века возник некий «социальный запрос» на изменение паттерна любви. Одаренные люди всегда очень чувствительны к подобного рода общественным скрытым тенденциям. Как выглядел этот любопытный конструкт до Шекспира?

Физиологическое влечение (страсть и секс, если повезет) + страдание от неразделенности + общественное порицание + наказание в прямой или косвенной форме. Убийство или самоубийство.

Проявление любви, по большей части, в языковой или эмоциональной форме носило характер внутреннего монолога и, соответственно, личного внутреннего переживания. Никакого взаимообмена эмоциями мы там не видим. Хороший пример тому - «Божественная Комедия» Данте (XIV век), в которой, на мой взгляд, личная платоническая страсть (полностью односторонняя) автора к девочке Беатриче мешает связному повествованию. Классическая дошекспировская любовь). Кстати, в этом же произведении Данте он упоминает о двух враждующих кланах в Вероне, где отношения мальчика и девочки привели к трагедии. То есть история эта была известна задолго до Шекспира. Банделло, Да Порто, Сэндлер за несколько десятков лет до его рождения описывали этот сюжет. Не скажу, что удачно. Подход у них был совершенно античный. Сумбурные страсти, нераскрытые взаимоотношения, скупые и неяркие образы.

Парочки из фильмов и сериалов: «Анна Каренина», «Хоббит», «Бриджертоны»

Шекспир трансформировал античный архетип любви и, с его подачи, появился еще один вектор: взаимность и разделенность:

Взаимно-разделенная страсть + вербальный обмен и обмен эмоциями + страдание (как же без него… без страдания любить совсем не интересно) + порицание и наказание (сейчас больше «самонаказание и порицание объекта своей страсти»).

Вот, что имеем на сегодняшний день. Если у вас есть склонность к наблюдению мира психических (и поведенческих) проявлений у окружающих, то нетрудно заметить, что большинство современных любовных историй строятся согласно архетипу, «отформатированному» Шекспиром. Особенно это касается молодежи в период пубертата. Да и взрослые люди очень часто следуют этим векторам, где роль «наказывающего» может играть психотерапевт. Иногда, правда, судмедэксперт или следователь.

Тонны любовных романов, второстепенные любовные линии в романах разного жанра, сериалы - как правило, неумные и гротескные - в целом повторяют шекспировский сценарий. Только слова переставляются в предложениях.

Вильям Иванович сделал свое дело. А как же мы? Так и будем любить, страдая и ожидая социального порицания и наказания? Настоящего, спокойного счастья не будет? Может, кто-нибудь заново отформатирует сценарий и добавит в этот архетип любовь без страдания, взаимность вместе с откровенностью, без душевного надрыва и страха? Пока, на мой взгляд, этого сделать некому. Талантов уровня Шекспира как-то не видно. Значит, будем любить, страдать и бояться.

Что касается собственно семейств Монтекки и Капулетти, то Меркуцио уже все сказал: «Чума на оба ваши дома!»

Автор статьи
Александр Варавин
Made on
Tilda